Наверх

Ярославец: мой прадедушка получил звание младшего лейтенанта после сражения на Курской дуге

Возрастное ограничение: 16+
из архива семьи
"Pro Город" публикует истории горожан про Великую Отечественную войну
Газета "Pro Город" и сайт progorod76.ru при информационной поддержке ярославского городского молодежного центра проводит конкурс "Связь поколений", посвященный 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Принять в нем участие может каждый житель Ярославля и Ярославской области. Для участия в конкурсе необходимо прислать историю, связанную с Великой Отечественной войной, или воспоминания своих бабушек и дедушек о тех временах.

Рассказ о своем прадедушке прислал ярославец, ученик 75-ой школы.
 
Когда я слышу словосочетание Великая Отечественная война, я испытываю чувство гордости за свою страну. Но еще мне становится грустно, что эпоха настоящих героев уходит, и скоро совсем исчезнут великие богатыри, победившие фашизм, а люди начнут забывать, на какие подвиги могут вдохновлять самого обыкновенного человека любовь к Родине и своим близким. В моей семье бережно хранятся воспоминания о войне моих прадедушек. Об одном из них я хочу вам рассказать.
 
* * *
Кротков Василий Иванович, мой прадедушка должен был призываться в ряды Красной армии в 1939 году, но получил отсрочку по болезни. Призывался он Курловским военкоматом Владимирской области. В то время дедушка учился на первом курсе Московского  финансово-экономического института, куда поступил по направлению Мизиновского торфопредприятия.
 
Начало службы 14 декабря 1940 года в город Ахтырка на Украине. Здесь стояла 113-ая гаубичная артиллерийская бригада большой мощности резерва главного командования Армии. Эта бригада считалась элитной, она формировалась из владимирцев, москвичей и ленинградцев. Набирались лица с высшим и средним образованием на один год. Они должны были получить звание младшего лейтенанта и уходить в запас. Командиром дивизиона, в котором служил дедушка, был капитан Честнов, имевший орден «Красной звезды» за Финскую кампанию. Командир отличался патологической жестокостью к личному составу, придирался по самым нелепым поводам и обязательно наказывал провинившихся подчинённых. Забегая вперед, скажу, что как только бригада попала  на северо-западный фронт, и стала принимать участие в боевых действиях, капитан Честнов был убит. Ходили слухи, что его убили свои, т.к. пуля была в спину. Бригада сформирована была по плану  подготовки к войне, в неизбежности которой уже никто не сомневался. Однако как всегда ошиблись в сроках, война началась раньше, чем ожидалось. В марте 1940 года бригада была переведена в летний учебный лагерь, расположенный в 20 км, от железнодорожной станции Борисполь, близ Киева.  
 
22 июня 1941 года должен был состояться футбольный матч с соседями - 5 пехотной дивизией. Дедушка был в сборной команде бригады нападающим. В 11 часов было выступление т. Молотова по радио и пехотные части (со сборной командой которых должны были встретиться артиллеристы в товарищеском матче) в этот же день были переведены на фронт. 113 артиллерийская бригада была поднята по тревоге и выдвинута на железнодорожную станцию Борисполь через 3дня после начала войны. Здесь бригада пережила первую бомбёжку. На эшелон, проходивший по полю, налетело 7 немецких бомбардировщиков, а им навстречу был поднят один наш истребитель, который сразу же был сбит.  В бригаде потерь не было, но впервые был испытан ужас бомбёжки и молодых бойцов, которые как зайцы разбежались по клеверному полю, собирали командиры почти полдня. Когда мы в детстве смотрели фильмы о войне, спрашивали: «Дедушка, было так же страшно как в кино, или по-другому?» Он всегда отвечал, что в жизни было намного страшнее. Он не любил  вспоминать войну.
 
К началу войны 113 бригада была сформирована по штатам мирного времени, и поэтому её доформировали в г. Глухове, это тоже на Украине. Добавили 50 процентов личного состава по штатам военного времени, 750 человек, в основном украинцев. Затем бригада была направлена на Западный фронт в Карачев и Унеча, это большие железнодорожные узлы. Здесь бригада оказалась на передовой. Чтобы приготовить к бою гаубицу требовалось около 40 минут, т. е. это орудие было мало маневренным. По распоряжению маршала артиллерии Н.Д. Яковлева, бригада была передислоцирована под Саратов в город Ртищево. В своих воспоминаниях, вышедших в 1984 году в издательстве «Высшая школа» г. Москва, под заглавием «Об артиллерии и, немного о себе», маршал  писал: «…наиболее крупным мероприятием, которым я горжусь по сей день, явилось принятое по моей рекомендации категорическое распоряжение Ставки об отводе всей артиллерии большой и особой мощности в тыл. Причём отвода немедленного, без ссылок на тяжелейшую обстановку первых дней войны. Иного выхода просто не было. Надо было учитывать ограниченную подвижность тяжёлых и дорогостоящих орудий БМ и ОМ. Все орудия калибра 203 и 280 мм, а также 152 мм дальнобойные пушки (потеряны лишь единицы) с кадровым составом оказалось в глубоком тылу, где их расчёты продолжали занятия по боевой подготовке. До поры. Ибо мы знали, что придет, обязательно придет такое время, когда артиллерия большой и особой мощности вновь займёт своё место в боевых порядках наших войск, повернувших уже на запад, и будет прокладывать им путь могучим огнем».
 
В том, что дедушка попал в тяжелую артиллерию, он усматривал особый промысел Божий. Он был сыном кулака, а детям врагов народа был один путь – в пехоту, а это в начале войны приравнивалось к неминуемой гибели. Стечение многих обстоятельств, тяжелая болезнь в 1939 году, успешное окончание средней школы и поступление в институт народного хозяйства – все это маленькие звенья одной цепи промысла Господа о конкретном человеке, о моем дедушке, а именно – сохранить его. Дедушка уверен, что это все происходило по молитвам его матери. Если бы дедушка погиб на войне, то наш род прекратил бы свое существование, так как отец и два старших брата сгинули в сталинских лагерях.
 
Пополнение бригады, состоящее в основном из украинцев, и оказавшихся недалеко от родных мест, испытавшие ужас первых поражений в кровопролитных боях на Западном фронте, в Карачеве и Унеча, прибыв в Ртищев, стало дезертировать. Ежедневные потери бригады от этого составляли от 4-5 человек до 10 человек. За массовое дезертирство из бригады, её командир, полковник Ступин (фамилия, возможно, указана  неточно, но созвучна ей), был снят с должности, и назначен новый командир Абрам Соломонович  Зильбельбург. Новый командир бригады принял самые жесткие меры к пресечению случаев дезертирства. По законам военного времени дезертиры расстреливались перед построенной бригадой после оглашения решения военного трибунала. Дедушка рассказывал, что был лишь один расстрел 7-8 человек перед строем, после чего дезертирство прекратилось.   
 
В Ртищеве бригада оставалась до 3 октября 1941 года, затем она была переправлена на оборону Москвы. Проезжали мимо станции Ильичово, которая находилась в пяти километрах от родной дедушкиной деревни Будевичи. Дедушка приготовил письмо, чтобы его отправить матери, но поезд промчался мимо, и письмо пришлось отправить только со станции Тарасовка или Тасино, которая находилась между станциями Ильичово и Черусти. Дедушка передал письмо дежурной по станции с просьбой отправить  его по указанному адресу. Всё было исполнено, как просил боец, и баба Поля письмо получила.
 
5 октября 1941 года эшелон прибыл в Москву. Бригада заняла боевые позиции на двух направлениях – Волоколамское и Ленинградское. Штаб бригады размещался в октябрьских казармах на Хорошовском шоссе. Дивизионы работали по укреплению оборонных  позиций Москвы. Время было тревожное, враг был у стен столицы. До декабря 1941 года был очень строгий режим. В декабре началась операция по разгрому немцев под Москвой и, после её завершения,  бригада  стояла в Москве до марта 1942 года. За это время личному составу бригады была  предоставлена возможность посещать театры столицы, и дедушка использовал эту возможность. Бесплатные спектакли и концерты  для бойцов были организованы во всех театрах. Перед защитниками города выступали самые знаменитые артисты. Дедушка Вася рассказывал, что ни до, ни после этого столько раз в театрах он больше не бывал.  В Москве жила дедушкина родная тетя Мария Дмитриевна, к которой дедушка часто приходил в гости с боевыми друзьями. Он дружил с фельдшером Василием Костюком и Николаем Петренко.  
 
Бойцы, родственники которых находились от Москвы на расстоянии не более 170 км, смогли побывать в отпуске 2 суток. Дедушка Вася был в отпуске в своей деревне с Николаем Петренко, своим товарищем. Это был сын белогвардейского офицера, расстрелянного большевиками. Этот факт Николай тщательно скрывал и не указывал его в анкетах. Родом он был из города Сумы. Родственников у него не было, и он впоследствии даже из  Болгарии посылал посылки нашей прабабушке, Пелагее Тимофеевне, которая в 1942 году встретила его в своём доме как сына.                 
В апреле 1942 года 113 дивизия была переброшена на Северо-западный фронт, который противостоял 16 армии гитлеровцев. Здесь дедушка получил свою первую боевую награду, причём номерную. Это была медаль «За боевые заслуги» за номером 216 718. В то тяжелое для нашей армии время, на этом направлении фронт не имел четкой линии, все было перепутано. Группа красноармейцев сопровождала командира бригады, возвращающегося с совещания командующих фронтами. В группе сопровождения был и дедушка Вася.  Ночью перешли линию фронта, и с территории, захваченной немцами,   вышли в зону расположения наших войск. На тракторе тащили за собой прицеп с продовольствием. Кругом были болота, прицеп то и дело увязал в трясине, машины с большими трудностями передвигались по лежнёвке, кругом были огромные валуны -  ещё одна трудность на пути. Это было в районе Старой Руссы, Новгородской области. Из-за бездорожья подвезти войскам продовольствие было невозможно, сбрасывали его с самолетов, а этого было недостаточно, поэтому бригада голодала. Прицеп с сухарями и доставленный в целости и сохранности командир бригады были поводом для награждения нескольких бойцов, в том числе и дедушки медалями «за боевые заслуги». Руководитель этой операции был награжден орденом «Красной звезды». Здесь же дедушка принимал участие в инвентаризации имущества, так как до войны работал бухгалтером, и был  замечен командованием. Была обнаружена большая недостача вещевого довольствия, после чего была организована ревизия, в которой и принимал участие дедушка. Недосдача была вызвана не нечестностью интендантов, а неразберихой того времени. Командир интендантской службы бригады был человеком умным, но малограмотным, и он присматривал среди личного состава себе помощников. 
 
У дедушки был друг, Борис Шпанов, - командир 1 батареи. Она разбомбила мост через реку Ловать на вражеской территории, по которому фашисты доставляли технику. Он был человеком большой отваги и за многие свои подвиги мог бы получить высокие награды, но в то время армия отступала, и руководство на награды было скупо. Дедушка рассказывал, как Шпанов вызвал огонь батареи на себя, остался жив и получил звание Героя Советского Союза. Борис Шпанов дослужился до генерала и после войны жил в Москве.
 
В апреле 1943 года бригада была переброшена в город Тулу, чтобы закрыть шоссе Орел – Тула. Это была подготовка к знаменитому танковому сражению на Курской дуге. Здесь дедушке присвоили звание младшего лейтенанта, и дедушка Вася был переведён в тыл бригады. Ещеодин фронтовой друг дедушки Володя Кузнецов, заместитель командира бригады  по технической части. Однажды он подвозил на машине ГАЗ – 2А свою девушку, которая сидела возле шофёра. В Туле было много трамвайных путей. Когда машина переезжала через рельсы, её сильно тряхнуло, дверь кабины открылась и женщина, выпав из кабины, погибла. Так как ответственный за поездку был Николай Кузнецов, он был арестован и ему грозил военный трибунал. Только благодаря Абраму Соломоновичу  - командиру бригады офицер избежал штрафного батальона. Командир  ценил своих  людей. Дедушка неоднократно подчёркивал, что часто судьбы людей зависели от поступков конкретных людей, особенно командиров. Много раз он с благодарностью вспоминал своего командира дивизии еврея по национальности. 
 
Бригада освобождала Кривой рог. Один из сотрудников особого отдела был родом из этого города. Здесь, на оккупированной территории находилась его семья, жена и двое детей. Чтобы не портить себе карьеру, особист отказался от них, так как к тем, кто был на захваченной врагом территории, было особое отношение  почти как к предателям. После этого ни один офицер в бригаде не подавал ему руки. Другая противоположная история. После освобождения Кривого рога в штаб бригады была принята на работу девушка молодая и очень красивая. Она работала машинисткой. Один из офицеров штаба неженатый, влюбился и, несмотря на уговоры товарищей по службе и предупреждения командиров, женился на ней. Он сразу был понижен в должности и переведён в другую часть.  После войны дедушка встретил его в городе Корсакове на острове Сахалин. Там он счастливо жил со своей семьёй. У них родилось два сына, и они были счастливы. 
 
Артиллерийская бригада перебрасывалась на разные фронты. В составе 3 Украинского фронта бригада освобождала город Запорожье, форсировала Днепр. После освобождения города нашими войсками, фашисты предприняли контрнаступление.  Бригада обеспечила такой плотный огонь по неприятелю, что контрнаступление захлебнулось. Командующий фронтом потом признался, что он никогда больше не видел такого страшного огня, как под Запорожьем. Многие бойцы и офицеры бригады получили благодарности от верховного главнокомандующего. У дедушки сохранилась эта благодарность, подписанная Сталиным. 
 
Всю войну дедушка выпивал не 100 положенных грамм водки как все, а 200 грамм. Он никогда не курил, а его фронтовой друг Тихонов, вратарь футбольной команды вообще не пил, поэтому они делали обмен, и друг курил двойную порцию папирос 40 штук (по норме на бойца полагалось 20 папирос в день), а дедушка выпивал двойную порцию водки. Вратарем он был отличным и не раз спасал команду. Дедушка рассказывал, что он был небольшого роста и цепкий и ловкий как обезьяна. 
 
В 1944 году в станице Плоское дедушка Вася катался на немецком трофейном мотоцикле «Цундап», врезался в столб, упал в ров и травмировался. После чего попал в госпиталь. Об этом, конечно доложили командиру дивизии А.С. Зильбельбургу. Дедушке грозило наказание, но командир ценил прежде всего деловые качества своих подчинённых и конечно учитывал их молодость, которая несмотря на войну давала о себе знать - на этом мотоцикле «гоняли» вся офицерская молодёжь дивизии. Дедушка отделался «выволочкой», которую ему устроил командир после возвращения из госпиталя. 
 
В составе третьего Украинского фронта бригада двигалась на Запад, освобождала  Румынию в августе 1944 года. В Румынии в городе Тульча, на берегу Дуная, дедушка как офицер имел возможность жить  на квартире. Он остановился у одинокой старой женщины. В комнате, которую хозяйка приготовила русскому офицеру стояла огромная кровать, он таких кроватей никогда не видел. 
 
В Болгарии дедушка был назначен представителем Советского командования по расчётам с этой страной. Надо сказать, что Советская сторона не скупилась и расчёты производились так, чтобы ни в коем случае не ущемить интересов противоположной стороны. В частности, за пошитое для войск обмундирование, кроме положенной оплаты деньгами, Болгарии было передано 16 солдатских трофейных кухонь. Они использовались в сельском хозяйстве на полевых работах, кормили крестьян. Хозяин швейной фабрики, Иван Попов, по происхождению русский, после окончания расчётов подарил дедушке отрез дорогой ткани и шикарный костюм, в котором дедушка приехал в отпуск в свою деревню в 1946 году. В то время дедушка был уже лейтенантом и красавцем. Вся деревня гуляла целую неделю. Тогда было время победы, все радовались, даже те, у кого в семьях были погибшие. 
 
Командующий третьим Украинским фронтом Фёдор Иванович Толбухин ехал из Румынии. 113 артиллерийская бригада входила в 37 армию, которая стояла в Пловдиве. Командовал армией полковник Бирюзов. Встреча маршала  Толбухина была организована на самом высоком уровне. В доме офицеров были накрыты столы для гостей и офицеров 37 армии. Дедушка тоже принимал участие в подготовке встречи, и был в числе приглашённых. Когда высокий гость прибыл, к собравшимся офицерам вышел его врач, попросил для командующего комнату для отдыха и стакан чаю. В то время Фёдор Иванович был болен. Но он понимал, что в преддверии победы настроение в войсках было приподнятое, люди хотели радоваться и, чтобы не огорчать собравшихся, попросил банкет начинать без него. Банкет состоялся, офицеры разъехались по своим квартирам довольные. Молодёжь возвращалась с банкета на трофейном командирском «Мерседесе» и были обстреляны. Они кинулись ловить стрелявших. Это были переодетые фашисты. Молодыми офицерами овладела ярость, так как только по счастливой случайности никто из них не погиб в канун долгожданной победы. Началась драка, в которой один фашист был убит. Затем было расследование. Всем фигурантам грозил трибунал, но опять за своих подчинённых вступился командир, и ребята отделались гаупвахтой.  
 
Болгары очень любили спорт, особенно футбол. Дедушка вспоминал, что эту любовь не останавливало ничто. Однажды к командующему армией, а это была очень крупная фигура в табеле о рангах, подошёл парикмахер, который работал в советских войсках и попросился с ним на очередной футбольный матч. Для нашей армии на местном стадионе всегда оставлялись 15 мест для офицерского состава. Командующий, уважая любовь болгарина к футболу, который сам страстно любил, пошёл навстречу, и полковник Бирюзов появился на стадионе в обществе армейского парикмахера. Полковник Бирюзов, в последствии маршал, отличался  крутым нравом. Когда он появлялся в расположении войск, все офицеры старались куда-нибудь исчезнуть. Угодить ему было невозможно, и за любую провинность он сажал под арест на 5 суток, поэтому, когда появлялся слух о приезде Бирюзова, все старались через запасные ворота увести своих подопечных на Марицу, реку, которая протекала невдалеке. Уже после Победы в Пловдиве должен был состояться футбольный матч между болгарами и оккупационными войсками. Полковник Бирюзов напутствовал своих футболистов, среди которых был и дедушка, так: «Проиграете – сгною на гаупвахте». Погиб маршал Бирюзов при перелёте в Югославию уже после войны. 
 
В Пловдиве бригада арендовала у болгар баню. Хозяин бани пожилой, солидный господин имел молодую жену и, когда мылись русские, он вывозил жену из города или где-то прятал её. Советские войска среди мирного населения завоевали самую лучшую репутацию своим миролюбием и высокими моральными качествами. Кроме того, все русские офицеры были как на подбор красавцами и преимущественно молоды. Этого то и боялся почтенный болгарский господин. Бригада мылась 7 дней.
 
За время войны у дедушки разрушились зубы, и здесь в Болгарии представилась возможность заняться здоровьем, прежде всего зубами. В то время население освобождённых стран относилось к Советским воинам именно как к освободителям, а не как к оккупантам, как пытаются представить сейчас нынешние «демократы». Дедушка обратился к известному в городе врачу болгарину Ивану Влахинову. Как всякий нормальный человек дедушка боялся зубных врачей. Анестезия при зубоврачебной помощи в то время не применялась и перед началом лечения доктор открывал большой шкаф со множеством вин и дедушка выбирал что-нибудь покрепче, например коньяк. Когда напиток начинал действовать, начиналось лечение. Васил – так называл дедушку врач, за лечение платил колбасой, упакованной по 8 кг. Это была щедрая плата в то время. 
 
После войны командование бригады рекомендовало дедушку в комиссию по расчётам с Германией, которая обязана была заплатить победителю контрибуцию. Это считалось очень ответственной и щепетильной работой,  на которую направлялись самые опытные и честные офицеры, дедушка был в их числе. Кроме того, это могло бы быть началом большой карьеры. Подали все необходимые документы, дедушка явился по вызову на собеседование в особый отдел и «нарвался» на такого службиста, который, узнав, что дедушка сын кулака,  врага народа, осуждённого по ст.58, чуть было не начал расследование а как такой «элемент» мог стать офицером, служить в штабе, а не в штрафном батальоне. Надо сказать, что дедушка никогда не отрекался ни от отца, ни от братьев и  в анкетах писал правду. Как всегда выручил командир, но о направлении в Германию пришлось забыть. Дедушка Вася очень переживал после этого. В особом отделе умели унижать людей. Однако его жена, моя прабабушка смотрела на этот момент в биографии мужа иначе. Она мне говорила, что те офицеры два или три человека, которые уехали на службу в Германию в эту комиссию, все были осуждены. Было много завистников, доносов, да и соблазнов было много. В 1946 году дивизия была переведена в Одесский военный округ, где дедушка продолжал службу. Сюда же был «сослан» и маршал Г.К. Жуков.
 
* * *
Дедушка не любил говорить о войне, но с самого раннего своего возраста я усвоил от него, что мы победили благодаря массовому героизму советских людей. Он всегда подчеркивал именно слово массовому. Чтобы теперь ни говорили те, которые утверждают, что это было не так, я  буду верить своему деду, свидетелю тех событий, и человека высокой чести. Это же завещаю и своим детям и внукам.
 
Записано по дедушкиным рассказам с помощью разъяснений моей бабушки, его дочери, Елены Васильевны.
 

Комментарии 0

Представьтесь, а лучше войдите или зарегистрируйтесь

Ваше сообщение

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru