Наверх

Друзья погибших хоккеистов ярославского «Локомотива» вспоминают о том, какими ребята были вне льда

Возрастное ограничение: 16+
со страницы в "ВКонтакте"
Это были люди с большой буквы, которые ценили дружбу и любили жизнь

В понедельник, 7 сентября 2015 года, тысячи людей по всей стране вспоминают о погибших ребятах из ярославского «Локомотива», жизнь которых так внезапно прервал злополучный рейс четыре года назад. В Ярославле сегодня целый день проходят памятные мероприятия, посвященные любимой команде.

Многие до сих пор не могут оправиться от этой трагедии, ведь та команда, которой так и не суждено было провести вместе ни одного официального матча, стала по-настоящему родной. Многие ярославцы знали кого-то из хоккеистов лично. И почти у каждого в нашем городе есть знакомый, который дружил с кем-то из ребят, или водил детей в один садик, или просто жил по-соседству. Сегодня, 7 сентября, друзья погибших хоккеистов рассказали «Pro Городу» о том, какими эти ребята были вне хоккея.

Ярославна Алина Ганджалиева была знакома с Максимом Шуваловым.

- Я познакомилась с Максимом за два года до трагедии, - вспоминает она. – Сразу было видно: парень очень воспитанный. Рассказал, что играет в «Локомотиве», очень любит хоккей, мечтает о карьере. Но при этом был очень стеснительный, ни капли «звездности» в нем не было. Общалась с ним недели за три до трагедии. А 7 сентября мне друзья позвонили и сказали… Я даже не поверила сначала…

Рафаэль Ризаев, спортивный психолог, был хорошим другом Павла Снурницына. Он вспоминает, что последний раз разговаривал с хоккеистом по скайпу ночью 7 сентября 2011 года, за несколько часов до трагедии.

- Летать он никогда не боялся, - рассказывает Рафаэль. – Он больше волновался перед началом сезона, у него были свои «тараканы» в голове. Он только-только сделал коррекцию зрения и до конца еще не освоился.

Рафаэль говорит: в двух словах об этих ребятах и не скажешь. Все они были люди с большой буквы.

- Нет, они не были идеальными, как и любой человек, - рассуждает Рафаэль. – Но знаете, в них не было «гнили». А в Паше особенно. Он любил жизнь и ценил дружбу, не пасовал перед трудностями. Мне как психологу часто приходилось с ним общаться, чего только не приходилось «разгребать» с ним в его голове.

А с Виталием Аникеенко Рафаэль вообще говорил за несколько минут до рокового вылета.

- Виталик был рад началу сезона! Он был немного обижен на меня, ведь я тоже собирался лететь на первую игру вместе с ребятами. Но у моей мамы день рождения 6 сентября, поэтому я был у нее в Алма-Ате, - вспоминает Рафаэль. – Договорились с ним, что встретимся после 10 числа… Я ведь тоже мог быть в этом самолете… О катастрофе я узнал, зайдя домой. Мама спросила: «А что с «Локомотивом?». Я не понял, говорю, что все нормально, только что разговаривал по телефону. Включаю телевизор, а там уже экстренный выпуск новостей… Так и узнал. А утром 8-го уже вылетел в Ярославль…

А вы знали кого-то из погибших ребят? Оставляйте свои воспоминания под публикацией.

Рафаэль говорит: до сих пор в его голове не укладывается то, что произошло четыре года назад. И время совсем не лечит, а даже наоборот….

Комментарии 0

Представьтесь, а лучше войдите или зарегистрируйтесь

Ваше сообщение

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru