«Обожаю соленые огурцы»: зачем профессор-грек приехал в Ярославль в разгар спецоперации

«Обожаю соленые огурцы»: зачем профессор-грек приехал в Ярославль в разгар спецоперацииФото: ПроГород

Анастасиос Бунтис рассказал о поразительных способностях российских студентов, о безработице среди европейцев и любви к русскому языку

Профессор математики Анастасиос Бунтис недавно приехал в Ярославль из Греции, чтобы поучаствовать в исследовании сложной темы, неподвластной простому обывателю. Своим исследовательским проектом он занимается в ЯрГУ им. Демидова. С Про Городом ученый поделился своими жизненными наблюдениями об особенностях России, сравнил европейских и местных студентов, а также рассказал о том, чего не хватает россиянам.

"Не разрешайте им платить!"

- Добрый день! Добро пожаловать! - говорит профессор математики Анастасиос Бунтис на русском языке с небольшим акцентом, встречая меня вместе со своим переводчиком (в данном случае) профессором высшей математики Сотирисом в дверях.

Мы проходим в уютную гостиную с гостеприимно накрытым столом с чаем и печеньками. Анастасиос присаживается напротив журналиста Про Города на белом мягком диване, Сотирис опускается на мягкое кресло-мешок. Профессор говорит на ломаном русском языке, несмотря на то, что в России он был всего трижды: в 2017 году вместе с женой приезжал как турист, прошлой осенью посещал Россию в качестве профессора и совсем недавно — 17 марта - вернулся снова. Разговор начали с того, как он смог так неплохо выучить русский.

- В Казахстане у меня была учитель женщина. Каждую неделю у нас было по одному занятию, - рассказывает Анастасиос на русском с акцентом. - Позже уже в Греции у меня была другая учительница. Очень хорошая. У нее греческие корни, но она родилась и выросла в России.

- Хотела спросить, какие слова Анастасиос успел выучить в России, - улыбается журналист. - Но, судя по всему, знаете русский вы намного лучше, чем мы предполагали до встречи.

Профессор посмеялся и ответил: «Не позволяйте им платить». Корреспондент вопросительно нахмурилась. Переводчик уловил недоумение и пояснил.

- Он начал учить русский язык, потому что мы ходили по разным заведениям и платили за него, а ему было неудобно. И один раз, мы думали, что профессор зашел в туалет, но, когда он вернулся, нам принесли счет, который дали именно ему. Уже после он рассказал, что подошел к официантам и сказал на русском: «Не разрешайте им платить», - смеется Сотирис.

- Я хотел сам платить за свой кофе и чай, мне было неудобно, - добавляет улыбаясь профессор.

О Греции, НАТО и... огурцах

С русского языка Анастасиос перешел на свои впечатления о России. Он отметил, что это уникальная и колоритная страна.

- Россия очень красивая, - отвечает Анастасиос, переходя с английского на греческий язык. Сотирис параллельно переводит на русский - В 2017, когда мы с женой приезжали сюда как туристы, мы побывали в Москве и Санкт-Петербурге.

На вопрос о том, изменилось ли что-то в России с момента первого посещения 4 года назад до последнего приезда, Анастасиос утвердительно ответил: «Нет».

- Как турист я был не так много дней в России, - рассказывает профессор. - Москва и Санкт-Петербург очень уникальные и красивые места. Я был в Нью-Йорке и Мексике… Но города России ни на что не похожи. Здесь более развита культура, очень богатая история, много памятников и художественных галерей. Но вот в Ярославле я до этого никогда не был. Оказалось это очень маленький город. Очень человечный. Здесь нет метро [смеется]. Но есть автобусы. На них очень быстро можно добраться до университета. Ярославцы очень простые, даже одеваются просто. Церкви и монастыри приближены к человеку — они маленькие, а не огромные. Я наслаждаюсь здесь, потому что чувствую себя как дома. Вообще есть много вещей, которые объединяют Грецию и Россию, даже несмотря на то, что Греция входит в НАТО. Из-за этого Греция вынуждена часто делать то, что НАТО приказывает. Жалко, однако я думаю, что еще и Россия должна быть более открытой.

В Ярославле Анастасиос к моменту этого разговора пробыл всего две недели, но за этот короткий срок у него уже появились любимые места: Стрелка, Толгский монастырь, Успенский собор.

- Еще мне понравился Ярославский художественный музей, - добавляет профессор. - Я посмотрел там выставку российских художников разных времен, там же параллельно были представлены картины европейских художников. Еще я был в ростовском кремле. И в Вятском — купил там соленые огурцы. Очень вкусно [смеется]. А в Карабихе я видел усадьбу русского поэта Некрасова. Я поражен тем, что русские знают очень много о своих истории, культуре и писателях. В Европе люди не такие. Их больше интересует повседневность, а не история. Они расслабляются не с помощью книги, а с помощью телевизора.

О ленивых американских студентах

На этом моменте разговора улыбка сошла с лица профессора. Сравнив глубокий интерес русских к культуре и истории с преимущественно мыслями о повседневности европейцев, он перешел к этой теме, хотя, казалось, она несколько удручает его.

- Они не могут концентрироваться на отдельных вещах, - рассказывает профессор. - Особенно студенты и молодые люди. Если возникают проблемы, они не пытаются сесть и решить их, они бросаются к гуглу. Это большая проблема, потому что после этого они не могут найти работу. У них нет способностей, они не развивают навыки и не накапливают опыт. Некоторые предприниматели и бизнесмены говорят мне: «Посылай нам хороших студентов, мы возьмем их на работу». Они приходят, но бизнесмены недовольны ими.

Корреспондент ПроГорода вновь оказалась в замешательстве.

- Это странно для меня, - поясняет она. - Потому что мне всегда казалось, что в Европе или в США, допустим, очень крутые и сильные университеты, а значит сильные преподаватели и хорошие умные студенты.

- Я приведу пример, - ехидно улыбаясь отвечает Анастасиос. - В Америке в университете Вирджинии у меня есть друг профессор. Он преподает в магистратуре и аспирантуре. Из нескольких сотен студентов около 90 — китайские студенты. Американцев мало.

В разговор деликатно вклинивается Сотирис.

- Там действительно есть крутые умные студенты, но они в основном не местные, - добавляет он. - Они приезжают со всего мира. Лучшие студенты мира собираются там. Поэтому профессор говорит, что именно американских студентов мало — в основном из Китая или Европы.

О безработице в Европе

Профессор продолжает.

- Да и к тому же в Америке очень дорогое образование, - подмечает он. - Стоимость одного года может доходить до 20.000$. При том что отдельно приходится оплачивать аренду жилья и питание. Мне нравится система образования в России, в Греции она изменилась совсем недавно. Раньше студенты могли растягивать обучение хоть на всю жизнь, пока не сдадут экзамены по нужным предметам. Лишь бы родители исправно платили. Сейчас ситуация изменилась: можно к четырем основным годам обучения добавить только два. И то большинство студентов выходят с дипломами со средними оценками. У нас десятибалльная система оценок и те, у кого балл выше 8,5, считаются успевающими. Но таких очень мало на выходе. В Европе после окончания университета почти никто не может найти работу. Поэтому сейчас есть много молодых безработных, которые выходят на демонстрации. Но они не могут найти работу не потому, что ее нет, а потому что у них не хватает навыков. Через демонстрацию они пытаются стать причастными хоть к какому-то обществу.

О сложной букве "Щ"

В Ярославле Анастасиос успел пообщаться и с местными студентами. Он проводил пару занятий в небольшой группе ЯрГУ — на 5-6 человек. Среди них он отметил одного студента второго курса бакалавриата.

- Там есть один студент, который очень хорошо владеет английским и он очень умный, - делится с восторгом профессор. - Мы работали вместе. Он понимает все, что я говорю. Более того, после этого он может еще и что-то сделать. И сразу достигает результата.

- Да, есть такие умные студенты, - добавляет Сотирис. - С ними наукой можно уже с первых курсов бакалавриата заниматься, в Европе такого не бывает. Большая редкость найти там такого студента. Обычно наукой занимаются уже с аспирантами.

Профессор соглашается и продолжает.

- Но российские студенты не знают английский, - отмечает он. - Это большая проблема. В Греции даже плохие студенты говорят на английском, а в России не все хорошие его знают. Хотя для полного понимая мира это очень важно. Я думаю, скоро все наладится. Больше людей смогутприехать в Россию и увидеть, как живут русские. Но что еще очень важно, сами русские смогут посетить заграницу. Нужно учить английский язык, потому что через него вы сможете понять практически кого угодно: французов, немцев, итальянцев. Это язык мира, он очень простой. Русский, наоборот, намного сложнее.

Говоря о сложности русского языка, Анастасиос попытался произнести самую сложную, на его взгляд, букву русского алфавита. Он сказал букву «щ» и посмеялся над тем, как у него получилось «шч». Сотирис добавил, что профессору сложно дается еще и произношение твердого и мягкого знаков.

"К вам летел через Турцию"

В Ярославль Анастасиос приехал в качестве руководителя исследовательского проекта в области математики. О своей работе он, кажется, говорит даже с большей любовью, чем о родине.

- В последние 40 лет развивается новая наука, которая называется Наука о сложностях, - с предвкушением о приятной теме разговора начал Анастасиос. - Например, человеческий мозг. Он очень сложный, поэтому нужно развивать разные новые методы, чтобы изучать его. Если коротко, мы хотим найти простую модель для изучения сложных вещей. Тот же мозг… мы знаем, как взаимодействуют два нейрона, но как они будут взаимодействовать в комплексе с множеством нейронов? Еще один пример. Мы знаем, как два человека взаимодействуют, но если начнется демонстрация с сотнями людей, как они будут действовать и можно ли это предсказать? Это сложная система. Я могу привести и еще один пример — климат. Допустим, мы знаем, как будет действовать один торнадо. Но как они будут себя вести, если их будет несколько. Это все простые примеры того, чем я занимаюсь, и все они могут моделироваться конкретными системами. И для этих систем нужно развивать новые методы. Я работаю с профессорами из Ярославля, Нижнего Новгорода. Мы работаем дистанционно, потому что наука требует вклада многих людей. Некоторые ученые уехали из России. Но здесь речь не идет о геополитической ситуации в вашей стране. Многие уезжали еще до спецоперации. Но это даже хорошо, потому что так появляются контакты с российскими учеными, работающими на западе. Это открывает возможности для новых коллабораций. Возможно, они не уезжают навсегда, часто они делают это на время.

Анастасиос рассказал, что, общаясь с российскими учеными, понял особенность жителей нашей страны. По его мнению, россияне не всегда открыто выражают свое мнение и очень спокойные. Профессор отметил, что европейцы темпераментные, китайцы и японцы слишком закрытые, а россияне находятся где-то посередине.

Анастасиос приехал в Ярославль уже после начала спецоперации, поэтому со въездом у него возникли некоторые проблемы.

- Все произошло уже в марте, поэтому были некоторые проблемы со въездом, - делится профессор. - Я хотел лететь прямым рейсом из Афин, но его отменили. Поэтому я летел через Турцию. До приезда в Россию мне говорили, что ехать опасно, но не из-за ситуации с политикой, а потому, что могли быть проблемы со въездом и выездом. На следующей неделе я уезжаю. Билеты было не просто купить, но все-таки купили. Я переживал, что не смогу вернуться только из-за возможных технических проблем. Это тяжелая ситуация, но я верю, что ученые должны держаться вместе. И все общение должно продолжаться даже в такое тяжело время. Я уезжаю, но надеюсь очень скоро вернуться.

"Увидев бой, мама испугалась и плакала": ярославна стала чемпионкой по кикбоксингу. Подробности истории в телеграм-канале «ПроГорода»

...

  • 0

Читайте также:

Популярное

Последние новости