Наверх

"Приходилось бегать по крышам": прекрасные ярославны в погонах о своей "мужской" работе

Возрастное ограничение: 16+
"Приходилось бегать по крышам": прекрасные ярославны в погонах о своей "мужской" работе Олеся Шеина работает ради безопасности детей. Фото предоставлены УМВД, СКР, МЧС
Самые интересные истории от девушек из силовых структур из Ярославля

Специально к Восьмому марта "Pro Город" вместе с правоохранительными ведомствами Ярославля подготовил проект об умных и красивых женщинах в форме.

"Мама, я не на допросе!"

Анна Куракина, майор полиции, начальник отдела дознания Ленинского района УМВД по городу Ярославлю

Как вы выбрали профессию?

- Вы знаете, обостренное чувство справедливости у меня с детства было. В пятом классе я захотела стать милиционером. Даже не знаю, с чем это связанно. Никто меня в школе не обижал. Просто, видимо, происходящее вокруг в моём сознании как-то запечатлелось. С этой мыслью я дожила до выпускного в 11 классе и поняла, что она меня не покидает. При этом в семье моей силовиков нет — мама педагог, папа спортсмен.

Самый грозный преступник, которого приходилось допрашивать: каким он был?

- Не было грозных преступников, если честно. Когда начинают с нашим женским коллективом общаться, всегда становятся ну просто душками. Подход-то можно к любому найти. В памяти есть свежий случай о самом хитром. Это было в декабре 2020 года. Человек представлялся данными своего двоюродного брата. Под этими данными его привлекли в Ярославле к административной ответственности. Мужчина говорил, что документы утратил. Запросили еще раз данные его паспорта. Он нервничал. Во время опроса эта нервность нарастала. В итоге выяснили, что фамилия реальная. Оказалось, что он находится в розыске и в Подмосковье, и в Петербурге. После того, как мы выяснили его данные, нервничать он перестал. Уже с улыбкой нам сказал, что с такими сотрудниками не сталкивался. Говорит: «Ну надо же, вы меня раскололи!», - со смехом вспоминает Анна. - За все годы работы я таких хитрецов еще не видела.

Считаете ли вы свою работу мужской?

- Отчасти да, потому что женщина — это хранительница домашнего очага в первую очередь. А у нас, если мы отдаемся работе, если мы ее делаем качественно, то часто не хватает времени на домочадцев. Дома есть дети и муж, которые ждут тепла и ласки. У меня старшей 15, младшему 4 года.

Какие женские качества помогают вам в работе?

- Я бы сказала, что помогают смекалка и гибкость женского ума. Еще у женщин хорошо получается объяснить букву закона людям, которые переступают через этот закон. Как бы это банально не звучало, деятельное раскаяние смягчает наказание. И когда мы всё это объясняем, 90 процентов из 100 встают на путь раскаяния. Ну и человеческий подход к любому человеку — даже к самому плохому плохишу. И чаек предложим, и водички, а если долго сидит — и покушать дадим. Лицам без определенного места жительства мы даже одежду свою приносим. Ведь у них жизнь какая: они всегда голодные, всегда замерзшие. У нас им приходится много писать, а они зачастую не очень-то помнят, как это делается. Поэтому прежде чем начать проводить следственные действия с ними, начинаем их отпаивать, откармливать. Всем предлагаем свою посильную помощь, потому что у всех людей судьбы очень разные, в жизни всякое бывает. Иногда мы понимаем, что человек сейчас ведет такой образ жизни, потому что когда-то ему никто не протянул руку помощи.

У вас 15-летняя дочь — возраст интересный, но трудный. Приходилось ли когда-нибудь «допрашивать» своего ребенка, или, может быть, мужа?

- Мужа нет, а дочку конечно! Это происходит постоянно. У нынешних детей доля ума и хитрости есть, и моя не исключение. Всегда начинаю подробно что-то спрашивать, слушаю — ответы какие-то уж больно вкрадчивые. Начинаю наводящие вопросы задавать, по-матерински, но очень настойчиво. И каждый раз слышу ответ: «Я не на допросе»! Но в итоге ей все-равно приходится рассказывать, потому что вопросы сыпятся и она понимает, что мама что-то чувствует и не отстанет.

 

"Родили троих, почти не отлучаясь от службы"


Олеся Шеина, замначальника отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних - начальник отделения по делам несовершеннолетних ОМВД России по Фрунзенскому району.

Как получилось, что вы пошли работать в подразделение по делам несовершеннолетних?

- Изначально я вообще рассматривала вариант с вооруженными силами. Я выросла в семье потомственных военных. Папа офицер, всю жизнь по военным гарнизоном. Когда я пришла в милицию, я рвалась совсем в другую службу. Образование у меня педагогическое. Меня уговаривали пойти попробовать в ПДН. Хоть я и имела образование педагогическое. Три месяца меня уламывали и я решила попробовать. В 2006 году пришла работать и поняла, что это моё, моя профессия, моё призвание.

Расскажите о самом ярком эпизоде из своей работы, какая история вас больше всего впечатлила?

- Знаете, я ждала этого вопроса. Долго над ним думала и поняла, что что-то одно выделить не могу. Потому что каждый день он чем-то уникален. Были и детективные истории, когда хотелось какого-то преступника-негодяя изловить. Были душещипательные истории, когда детей забирали из семей, либо наоборот - помогали воссоединиться. Когда я еще была простым инспектором, много работала с подучетниками. У некоторых мальчишек и условные сроки были. Очень многие встали на путь исправления, кого-то в армию провожала, с некоторыми до сих пор поддерживаю связь в соцсетях, с праздниками друг друга поздравляем. Бывали и экстремальные ситуации, когда приходилось бегать по крышам, забираться на козырьки, на балконы, чтобы снимать детей. Каждый раз что-то новое, нет одинаковых историй, поэтому выделить одну сложно.

Считаете ли вы свою работу мужской?

- В нашей работе много опасностей, но мужской я ее не считаю. Конечно, работа с детьми на первый взгляд кажется более простой, но это не так. Мало просто изобличить какого-то преступника, тут психологическая сторона вопроса очень большую роль играет. Наверное, поэтому в нашей службе так мало мужчин. Любую ситуацию я примеряю на себя: а как бы я поступила, будь я мамой, а оступившийся ребенок был бы моим. Сначала в голове включается материнское, и только потом полицейское. Ребенка сначала надо расположить к себе, чтобы получился разговор. На работе стараюсь общаться с детьми, как со своими.

- Чем еще инспектору по делам несовершеннолетних приходится заниматься?


- Всем, что связанно с детками, независимо от того, попали ли они в беду или сами что-то натворили. Хоть формально наш рабочий день и имеет границы, выключить голову не всегда получается, не такая у нас работа. Даже сейчас мы с вами говорим, а мне на телефон сообщения приходят — свежая информация о девочке, которая из дома сбежала. Невозможно сидеть на месте, зная, что кому-то нужна помощь.


Как ваша работа влияет на семейную жизнь, что говорят родные?

- Я часто ловлю себя на одной мысли. Я всегда хотела большую семью, но мне казалось, что работая в милиции, это невозможно. Чтобы быть на своем месте и реально отдаваться своей работе, нужно много времени там проводить. Когда я пришла работать в милицию, у меня был один ребенок. То, что я сейчас вам скажу — я этим не горжусь, это не красит меня, как маму. Нередко ради блага чужих детей приходилось жертвовать своим. Не знаю даже как, но за то время, которое я в профессии, нам с мужем удалось создать большую семью и родить троих дочерей практически не отлучаясь от службы. В декрете я сидела недолго - на работу ведь тянет. Муж у меня тоже сотрудником полиции был, в уголовном розыске работал. Он меня понимает, дети тоже. Двое старших часто помогают понять, что у подростков в головах творится, да и в Интернете они разбираются лучше меня. Средняя дочь у меня на работе практически выросла — лет с трех я ее брала. Старшая хочет по моим стопам пойти. Мне это льстит, но я своей дочери не советую. Мне моя работа нравится, но кажется что сейчас женщине-полицейскому сложнее устроить семейную жизнь. А для меня благополучие детей на первом месте.


"Иногда кажется, что в Следкоме работает вся семья"

Следователь следственного отдела по Кировскому району города Ярославля следственного управления Следственного Комитета России по Ярославской области Ксения Брантова:

Ксения работает в Следкоме пятый год. Она мама двоих прекрасных детишек. 

Как ваша семья относится к выбору профессии?

- Все относятся с терпением, помогают. Потому что без этого работать здесь просто не получится. Практически вся семья работает в Следственном комитете, потому что я работаю, а они прикрывают тылы. Старший сын мамой гордится, ему сейчас 7 лет. Младшему 1,3 года, он пока страдает от нехватки моего внимания. Муж у меня врач в травмпункте. Мы оба работаем сутками, когда уходим на службу, дети остаются с бабушками и дедушками.

Какая история из работы больше всего вам запомнилась? Что врезалось в память и повлияло ли это на вас?

- Пожалуй, первые дежурные сутки. Тогда ко мне пришло осознание всей ответственности, которая на меня легла. В тот день произошло убийство, нашли тело женщины с множеством ножевых, больше 10, это с ней муж сделал. Большое впечатление производят все дела, касающиеся преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних и их допросами. Помню, как говорила с детьми, с которыми совершили ужасные вещи, успокаивала их родителей. Я ведь сама мать, и каждую историю пропускаю через себя. Очень сложно отстраниться. Но нужно быть объективной, чтобы добиться справедливости.

Считаете ли вы свою работу мужской? Какие женские качества помогают вам с ней справляться?

- Нет, не считаю. У женщин более гибкое отношение к людям. Мне помогает умение договориться и со всеми найти общий язык. Ну и женская интуиция тоже работает.


"Приходится и руки испачкать"

Начальник сектора судебных экспертиз испытательной лаборатории противопожарной службы Ярославской области Екатерина Кочеткова:

- Чем вам приходится заниматься на работе?

- Я занимаюсь поиском истины, если коротко. Если подробнее, задачи нашего сектора направлены на определение очага пожара и установление причины. Я выезжаю к месту происшествия, провожу анализ местности, использую полевые приборы, проверяю наличие легковоспламеняющихся жидкостей, состояние проводки. Эксперт может найти какую-то истину, и помочь расследованию. Мы помогаем понять, кто виновник — сами люди из-за собственной халатности, какой-то случайности или это был чей-то злой умысел, - рассказывает Екатерина. - Например, сгорела машина. Тут может быть несколько версий: разгерметизация каких-то штатных горючих жидкостей, аварийные режимы электросети, либо источник открытия огня, а это может быть и поджог. На основании нашего расследования мы можем сказать конкретно, что слилось. Это помогает следователям раскрывать преступления, людям получать выплаты по страховке и просто понять, из-за чего беда случилась.

Почему вы выбрали эту работу?

- Я закончила технический университет, по образованию я химик. Когда выпускалась из вуза, хотела работать на всеобщее благо, общества и государства. Такой вот благородный позыв молодого 23-летнего специалиста.

Считаете ли вы свою работу мужской?

- Нет, я думаю каждый человек, и мужчина, и женщина, могут этой профессии что-то дать. Женщины более скрупулезно относятся к своему делу, видят какие-то мелочи. Зато мужчины часто видят общую картину. Иногда, конечно, приходится и руки испачкать, но это уже дело привычки. Сначала идешь работать на благо государства с большим желанием приносить пользу, а спустя годы многое не замечаешь. Просто делаешь своё дело, которое необходимо людям, ведь понимаешь, что многие от тебя зависят и ждут реальной помощи. Ведь пожар — это дело очень серьезное, очень страшное. Это лишает и имущества, и здоровья и жизни. Часто мы выясняем, кто виноват, чтобы люди могли судиться, получать компенсации и добиваться правды. Без наших заключений это невозможно. В юности как происходит — ты смотришь фильмы, видишь, как всё хорошо и чисто. В реальности всё иначе. Одинаковых пожаров не бывает. Приходится очень много читать, перенимать от коллег, развиваться, учиться, чтобы не подвести того, кто от тебя зависит.

Как ваша семья относится к вашей работе?

- Муж и сын уже привыкли, что мама в форме. Сыну моему 11 лет, спрашивает, что сгорело, кто погиб. Раньше спрашивал, все ли пожары мы потушили. Потом я ему объяснила, что конкретно делаю, теперь он меня называет «пожарный детектив». По сути так оно и есть. Родители рады, что у меня профессия серьезная, нужная. Мама у меня экономист, папа инженер. Единственное, что они говорили, что меня ждет очень большая ответственность. Говорили, будь осторожна, никуда не провались, нигде не поскользнись. Такое случалось. Стараемся, конечно, ходить на места с пожарными. Но бывает, что мы приезжаем, а они уже уезжают. Поэтому случается и в подвалы проваливаться, и ноги мочить. Ну а что делать? Такая работа.


 

Ярославская область

Комментарии 8

10 марта, 10:12 Горожанин
Все красивые очень
10 марта, 10:12 Горожанин
Женщинам форма очень идет)
10 марта, 10:15 Горожанин
Кто бы что не говорил, девушки - сильный пол)))
10 марта, 10:19 Горожанин
Да, ее ребёнку лучше ей не врать - не получится )) а лучше вообще мам не обманывать
10 марта, 10:48 Гость в горле кость
Бой-бабы
10 марта, 10:49 Масяня
Красавицы )))
10 марта, 11:15 Китти
Только восхищаться такими девушками
10 марта, 11:17 Ленок
Выбор профессии вызывает уважение, несмотря, что с виду они хрупкие, внутри настоящий кремень!

Представьтесь, а лучше войдите или зарегистрируйтесь

Следующая новость

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru