«Муж ушел, когда я начала лечиться»: ярославна победила рак с грудным ребенком на руках

«Муж ушел, когда я начала лечиться»: ярославна победила рак с грудным ребенком на рукахФото: личный архив Елены

Елена рассказала, как в 35 ее жизнь перевернулась из-за смертельной болезни

Елена из Тутаева в одночасье осталась без мужа, но с грудным ребенком на руках и страшным диагнозом. Жизнь рушилась на глазах, родственники смотрели с сочувствием, а врачи с прискорбным возгласом спрашивали: «Сколько? 35 лет? Такая молодая еще...». Как ярославна узнала о том, что больна раком груди, что было самое страшное и почему она до последних дней уговаривала умирающую знакомую ехать сажать картошку. 

«По его взгляду поняла, что что-то не то»

- У каждой девушки своя история заболевания. Моя началась в далеком 2014 году, когда в июле я родила своего долгожданного сынишку, - рассказывает Елена. - Мне на тот момент исполнилось только-только 35 лет. Пока заботы, одно-другое и к новому году я обнаружила у себя шишку подмышкой примерно с оливку. Дело было перед самым Новым годом. Все врачи были в предновогодних приготовлениях. Примерно 28 декабря я попала к врачу, он посмотрел, сказал, что ничего страшного, выписал таблетки. В то время я кормила грудью, антибиотики было нельзя, поэтому это было что-то не особо сильное. И сказал, что увидимся теперь уже только после нового года. Проходят праздники, эта шишка никуда не уходит. Прихожу 11 января на прием. Врач говорит: «Давай-ка на УЗИ». Я пошла. Меня посмотрели, ничего серьезного не нашли.

Но нехорошее подозрение в голове врача уже зародилось. Посовещавшись с заведующей он решил отправить Елену на УЗИ еще раз. 

- Он долго смотрел и по его взгляду я поняла, что что-то не то, - спокойным и монотонным голосом продолжает Елена. - В какой-то момент он встал и ушел. Через некоторое время вернулся вместе с заведующей. Ей хватило всего одного взгляда… Меня смутил ее первый возглас: «Сколько лет?». Я говорю: «35». Она: «Ой, такая молодая… Ну ничего, отрежут и забудешь». Врачи отправили меня к онкологу. Молодая девушка посмотрела и сказала: «Давайте понаблюдаем». Я ответила, что меня это тревожит. До сих пор мне никто ничего не сказал о моем диагнозе. Для более тщательной проверки я отправилась в онкологическую больницу Ярославля. У меня взяли анализы, сделали УЗИ и скрининг. Собралась комиссия, там было врачей десять.  Они говорят: «У вас рак». И смотрят на меня. А я отвечаю: «Ладно. Значит, будем лечиться». Мне сказали, что лечение будет долгим — 1,5-2 года. 

«Первые капли сваливают даже самых здоровенных мужиков»

Началось лечение. Елена забегала по врачам, а забота о грудном малыше легла на плечи бабушки. Отец ребенка в это время жил в другом городе. 

- Врачи назначили химию в 8 курсов, среди них была и одна из самых термоядерных — красная («красной» ее называют из-за применения химиопрепаратов из группы антрациклиновых, растворы которых имеют характерный красный цвет, прим. ред.), - продолжает рассказывать о процессе лечения Елена. - Запомнился самый первый курс, самые первые капли… Когда я уже попрощалась с жизнью. Как говорят врачи, первые капли сваливают даже самых здоровенных мужиков. Меня всю сковало, я не могла дышать, прибежала медсестра и врачи, сделали напор поменьше… Так началось мое лечение. После этого я приезжала каждые 3 недели в Ярославль на химию. После первой у меня вывалились волосы. Это, наверно, были мои единственные слезы… Когда я увидела половину волос в ванной. Тогда был шок. Пришла сестра, она парикмахер, побрила меня наголо. Надевать парик я не хотела, тем более была зима, я в шапочке ходила.

«С одной стороны нормальная грудь, с другой - ничего»

После каждого курса химиотерапии Елена почти неделю не могла встать с кровати — мучилась с сильными приступами тошноты. После этого брала себя в руки и занималась ребенком, который нуждался в маме, несмотря на ее состояние. 

- Ребенку было 7 месяцев, ему нужно было мое внимание. Я отлеживалась неделю, потом брала себя в руки и шла с ним гулять, - поясняет Елена. - После окончания химии — она закончилась у меня летом 2015 года — через месяц или полтора мне назначили операцию. Это было одним из тяжелых моментов, потому что под вопросом стояло удаление груди. А чтобы вы понимали, почему для меня это тяжело, - у меня грудь больше 5-го размера. И сами понимаете, как бы это было. С одной стороны нормальная грудь, с другой — ничего. Меня, конечно, успокаивало то, что через полгода можно было вставить импланты и все такое. Но это несравнимо. Для меня это было очень большой психологической травмой. Очнувшись после наркоза, я увидела, что обе мои груди на месте. Удалять не пришлось. Это очень меня обрадовало. Через 3 недели я вернулась домой. Никогда не забуду: вернулась после больницы, захожу, ребенок стоит в кроватке, глазами хлопает, понять не может, меня так долго не было... Но когда я его позвала, он заулыбался, вспомнил.

В конце того же 2015 Елена прошла облучение: ежедневно в течение 25 дней она ездила в Ярославль на процедуры. После этого постепенно поставили еще 10 капельниц. 

- В апреле 2016 года химиотерапевт сказала: «Мавр сделал свое дело, мавр может уходить». Все. Отпустили меня. Закончилось лечение. У меня не гормонозависивая онкология, мне не прописали никаких таблеток, никакого лечения. Только осмотр каждые три месяца, потом каждые полгода. И вот сейчас я прохожу обследование раз в год в одно и то же время. Прошло уже около 7 лет. Сейчас все хорошо. Ремиссия.


«Муж исчез из нашей жизни»

Несмотря на тяжелые годы болезни и изнуряющие химиотерапии Елена нашла, за что может быть благодарна своей болезни. 

- Я узнала, кто есть на самом деле мой бывший муж. Когда я начала лечиться, он просто исчез из нашей жизни. Может, испугался. Бог ему судья. Сейчас ребенок растет, ему 8 лет. Замечательный пацан. У него есть прекрасный второй папа. Сынок про болезнь мою не знает. Я думаю, что еще рановато. Скажу, когда он будет в более сознательном возрасте. Я надеюсь, внуков еще увижу. Благодаря болезни я открыла в себе талант. Я научилась делать красивые букеты из конфет, орехов и фруктов. Также я научилась делать красивые картины по методу алмазной мозаики. Надо же было чем-то отвлечься. Многие мои знакомые даже не догадываются о том, что у меня было такое заболевание. Когда на своей страничке я выставляю какие-то публикации на день борьбы с раком, например, или похожие публикации, связанные с онкологией, многие начинают писать: «А ты то тут при чем?».

Вспоминает Елена и неудобные вопросы от знакомых, на которые она всегда находила, что ответить. Свою болезнь женщина не афишировала, но и не скрывала. 

- Пока я летом проходила лечение, я ходила в белой бандане, белой кофте, брючках хлопковых и с ребенком на руках. На глазах очки, - вспоминает Елена. - Я спасалась от ультрафиолета. На меня все шли и смотрели. Потому что все полураздетые в жару были, а я во всем длинном. Мне было наплевать. А потом, когда мы с малышом ходили на подготовительные группы в детский сад, у меня был ежик коротенький-коротенький. На меня косо смотрели, конечно. Фото, на которые я попадала, вызывали массу вопросов, а я отвечала: «Неудачная стрижка».

Как правильно общаться с людьми, заболевшими раком?

Победив болезнь, Елена продолжает поддерживать тех, кто только с ней столкнулся. Она щедро делится советами, в которых когда-то так отчаянно нуждалась сама. 

- Благодаря болезни я повстречала очень много хороших людей. Тех, кто тоже болеет этой нехорошей болячкой. Мне нравится поддерживать людей и рассказывать их родственникам, как экологичнее с ними общаться. У меня у подруги детства была родная сестра, которая заболела чуть позже меня. И она так была рада со мной общаться по поводу болезни! Даже в последние дни жизни та девчонка звонила мне из больницы. Это был февраль, я говорила ей, что мы с ней еще поедем картошку сажать. Она была рада со мной пообщаться. Я по голосу все слышала и понимала, что это последние дни или месяцы ее жизни, но она собиралась со мной рассаду сажать, картошку. В июне ее не стало. Ей было 46 лет. Но я рада, что в последние месяцы она нашла поддержку в моем лице.

Елена советует родственникам людей, которые столкнулись со смертельной болезнью, отказаться от явного сочувствия. Горевать, конечно, никто не запрещает, но лучше стараться не показывать явно свои переживания. 

- По себе знаю, когда я приехала из больницы, у меня мама с тетей собрались, спросили, какой у меня диагноз… - делится Елена. - Я увидела их лица, когда ответила, и поняла, что мне от этого еще тяжелее стало. Не надо показывать больному онкологией, что вы расстроены. Ему от этого еще хуже, что он своим состоянием расстраивает своих близких. Надо с ним общаться, как с обычным человеком, которым он был до болезни. В то же время, не надо оставлять его наедине с собой, потому что человека накрывают черные мысли. Когда я встречаю людей, болеющих онкологией, я говорю: «Не зацикливайтесь на болезни. Она зациклилась на вас, а вы не зацикливайтесь. Не обращайте на нее внимания. Воспринимайте ее как ковид».

Скандал в Ярославле: пенсионеров, требующих снести детскую площадку, пытались угомонить с помощью МЧС. Подробности в телеграм-канале «ПроГорода»

...

  • 0

Читайте также:

Популярное

Последние новости