Наверх

Из воспоминаний мологжанки: "Помню как взрывали нашу маленькую церковь"

Возрастное ограничение: 6+
Фото Евгения Кузнецова
Ровно 77 лет назад под толщей воды "похоронили" Мологу

Сегодня ярославцы вспоминают Мологу. Город, который принято считать ярославской Атлантидой. 14 апреля 2018 года – день памяти этой скорбной даты. Ровно 77 лет назад, в 1941-м, началось затопление Мологского края. Судьбу города разделили более 700 близлежащих сел и деревень. Водохранилище скрыло обширную территорию с богатым историческим, архитектурным и культурным наследием.Город, близлежащие села с домами, монастырями и, даже людьми, не пожелавшими бросать родные дома, скрыли воды Рыбинского водохранилища
 
По данным НКВД, почти три сотни мологжан, разделили судьбу малой родины. Принудительно было выселено 150 тысяч жителей.

Фото из семейного архива Евгения Кузнецова: посиделки в Селе Ново-Верховье Мологской губернии

«Pro Город» побывал в гостях у Валентины Александровны Кузнецовой, переселенки Мологской губернии, а ныне жительницы Ярославля. Пенсионерка поделилась своими воспоминаниями о жизни в крае, который ныне находится под водой.

Уже прошло больше семидесяти лет с момента затопления Мологского края. Напомним, в 1935 году было принято постановление о начале строительства Рыбинского гидроузла. Город Молога лежал на отметке девяносто восемь метров над уровнем моря и попадал в зону затопления. Переселение жителей началось весной 1937 года и длилось четыре года.  

Фото Евгения Кузнецова: Знакомтесь, Валентина Александровна Кузнецова
Семья Валентины Александровны жила в деревне Ново-Верховье Мологского уезда. Мать работала на ферме недалеко от дома. Отца помнит плохо, он рано ушел из жизни, и от него осталось только несколько фотографий. 

- К моменту переселения мне было всего семь лет, я ходила тогда в первый класс. Долго не хотелось понимать и свыкаться с мыслью, что нужно уезжать, - вспоминает Валентина Александровна. Я помню, как разбирали наш дом, а бревна сплавляли вниз по Волге, чтобы построиться на новом месте. Нас с бабушкой посадили на большой пароход, а мама переезжала на баржах со всем скарбом и скотиной. Помню, накануне переезда маме выдали премию в виде коровы Грушки, которая переезжала в Ярославскую область с нами.

В памяти сохранились деревянные дома с резными наличниками, колодцы-журавли, пасущиеся стада коров и лошадей. Валентине Кузнецовой вспоминается природа, особенно весна и прилеты грачей.

- Напротив нашего дома был пруд, а с другой стороны открывался вид на небольшой прилесок. В детстве мы часто там лазили по деревьям. А весной открывали окна и любовались на прилетевших грачей. На душе становилось очень радостно, - вспоминает мологжанка. 

Из последних месяцев жизни самого города, как рана на сердце - взрывы домов, помню, как они обрушались, превращаясь в руины и тучи пыли. И маленькую церковь, которую подорвать так и не смогли. 

Дед Валентины Кузнецовой был одним из волгарей. Это один из русских субэтносов. Среди них были целые династии лоцманов, капитанов-речников, проводников речных судов; занимались всем, что связано с жизнью на реке и судоходством. Они жили в очень компактных поселениях, которые все попали под воду. После затопления их расселили кого куда, не поблизости, а за десятки километров от родных мест.

- Дедушка занимался снаряжением судов, спуском на воду. В те времена по Волге сплавляли лес, бревна для строительства. Когда началось затопление, нас переселили в Ярославскую область. Помню, что наш бревенчатый дом разбирали и сплавляли по реке, а уже в Ярославле бревна цепляли баграми, вылавливали и отвозили на подводах в область. Все бревна были пронумерованы, чтобы не перепутать. На месте уже собирали дом заново. 

Кстати, Молога – не единственный город, подвергшийся затоплению. Так, под водой Иваньковского водохранилища находится старинный город Корчева, Угличское водохранилище на три четверти смыло город Калязин, частично были разрушены Углич, Мышкин, Шексна, Брейтово. Вместе с городами были уничтожены памятники архитектуры — Покровские собор и монастырь XV века в Угличе. О Никольском храмовом комплексе близ Калязина напоминает только 75-метровая колокольня, возвышающаяся посреди Волги.

Большая часть мологжан была поселена недалеко от Рыбинска. Часть оказалась в соседних районах и городах, в Ярославле, Москве и Ленинграде. Семью Валентины Александровны поселили в Ярославской области, некоторые родственники осели в Ленинградской области. Первое время проходили встречи среди переехавших мологжан, которые со временем сошли на нет.

Женщины Жизнь в городе Интервью Мероприятия

Комментарии 0

Представьтесь, а лучше войдите или зарегистрируйтесь

Ваше сообщение

Следующая новость

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru