Наверх

На 10-летие мама подарила... тату: как в Ярославле полицейские спасают маленьких преступников

Возрастное ограничение: 16+
Юлия Чулкова уверена, что таким детям не хватает внимания родителей. Фото центра временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей
Они становятся ребятам ближе родных родителей. Начальник центра временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей Юлия Чулкова рассказала о детской боли и спасении.

Как помочь детям, которые остаются беззащитны перед угрозами внешнего мира и… бывает, совершают ошибки… Как научить их снова доверять обществу? Такие вопросы решают особенные люди... В преддверии Дня образования подразделений по делам несовершеннолетних в системе внутренних дел «PRO город» пообщался с начальником центра временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей Юлией Николаевной Чулковой.

- Юлия Николаевна, здравствуйте. Каких детей принимают в центр временного содержания? Как они к вам попадают?
- В центре могут жить 20 детей-нарушителей. Сюда ребята могут попасть на основании решения суда. Правда, есть исключительные случаи: когда речь идет о незамедлительных мерах. Тогда ребята поступают к нам по постановлению органов внутренних дел на срок не более 48 часов.

К нам помещаются дети и подростки от 7 до 18 лет, совершившие общественно опасные деяния либо административные правонарушения, которые нуждаются в устройстве. Такие дети могут пребывать в центре не более 30 суток. Дальше все зависит от тяжести правонарушения. Одних отправляем в спецшколы. Других мы передаем законным представителям - родителям или представителям детских  домов. С детьми работает психолог, воспитатели, в наши обязанности входит проведение работы по выяснению, что сподвигло их преступить закон. Выявить их и дать рекомендации, как дальше работать с ребенком, чтобы он стал на путь исправления. Мы выясняем, например, почему ребенок из Волгограда оказался в Ярославле, в чем причины… и часто вскрываются нелицеприятные факты …. Дети убегают из дома, допустим, когда дома нечего кушать…
- И ведь за каждым таким ребенком стоит проблема, тяжелая судьба? Какие истории вас особенно поразили?
- Я почти 25 лет в органах внутренних дел, меня шокировать чем-то уже очень сложно. Наши истории все очень сложные... Дети нуждаются во внимании. Вы знаете, ребята часто попадают к нам во время учебного года, и, бывает, они часто удивляются, что сотрудники с ними делают домашние задания, общаются… то есть в семьях этими детьми просто не занимались! Детям непривычно и радостно, что люди в форме занимаются с ними творчеством, учат рисовать, вышивать и не грубят, не закрывают и не обижают, разговаривают с детьми на нормальном человеческом языке. Многие этого не видели в привычной жизни.

Мне запомнился мальчик, ему было всего 11 лет, он жил с бабушкой – маму лишили родительских прав. Жил он очень скромно и бедно, кушать было нечего. Ему приходилось выходить на улицы и совершать мелкие кражи, чтобы хоть как-то прокормиться. А поразило нас то, что у него на руке – от локтя до кисти была татуировки на латинском языке, которая гласила – «Дышу, пока живу». И когда мы спросили, откуда же она взялась, мальчик ответил, что это подарок от мамы на 10-летие. Такое отношение к ребенку, даже не как к ребенку, а как к игрушке – нас очень поразило. Это ужасно. Мама не купила еды или игрушки... Меня поразило, как он терпел боль. И самое удивительное, что ему подарок понравился, и он к нему относится, как к воспоминаниям о маме. Он сказал: «Если бы я отказался от этого подарка, то другого бы не было».

Дети, когда поступают в наш центр, они открываются совершенно, с другой стороны. Несмотря на то, что они правонарушители, некоторые из них даже циничные и жестокие, здесь они, видя заботу и внимание, истинное к ним отношение, становятся такими ранимыми. В принципе, дети, которые есть у нас, они не нужны своим родителям. Для одних — это обуза, другие в открытую говорят: «Как мы от вас устали», третьи говорят – «Лучше бы мы вас не рожали». Но дети все равно по ним очень скучают.
Вот девочка, 13 лет, у которой пил отчим. Мужчина не давал в семье никому покоя, поднимал руку на мать и, чтобы ее защитить, девочка ударила его сковородкой. Ее отправили в специализированное учреждение закрытого типа, в семью к отчиму она уже не вернулась. Когда ей исполнилось 18 лет, она стала жить в отдельной квартире К сожалению, к этому моменту бабушка и дедушка уже скончались.


- Как это все непросто. И на чьи плечи ложится этот груз в центре? Сколько у вас сотрудников?
- У нас воспитатели, дежурные, несколько медработников – ведь в центре круглосуточное медицинское наблюдение,  повара – у нас пятиразовое питание. Есть психолог. Секретарь, уборщица, техник и водитель. Мы самостоятельное учреждение, которое способно выполнять все функции по воспитанию и содержанию детей. У нас один из передовых центров.

- Тяжелые подростки вас, наверное, испытывают на прочность? Как вам удается выстоять?
- Мы бы не были профессионалами, если бы не нейтрализовали такие моменты. Подростки все так или иначе испытывают взрослых на прочность – какими-то мелкими поступками – кто–то плачет, кто-то не разговаривает, кто-то пытается не принимать пищу, кто-то говорит, что не будет заниматься, кто-то отказывается принимать душ, но тем не менее мы к каждому находим подходы и в битве по испытанию на прочность всегда побеждаем мы. (смеется – прим. Ред.). Другого быть не может.

- Как вам удается сохранить свой авторитет в глазах детей?
- Всегда нужно держать обещания. Если ты сказал, что ты это сделаешь, значит, ты это должен сделать. Все начатые дела надо доводить до конца. Подростки не терпят ложь, обман и предательство. Если мы сказали, что найдем маму ребёнка и не будем передавать, допустим, отчиму, значит мы должны так сделать. Бывают такие проблемы, когда дети не хотят возвращаться в детским дом – нельзя говорить, что мы договоримся и ты не пойдешь в детский дом, потому что других способов у нас нет. Мы обязаны передавать детей только законным представителям. В таких случаях мы ведем общение с представителями детского дома, чтобы устранить негативные вопросы, а также ведем беседы и с самим ребенком. Хотя таких случаев был только один, и то это была не наша область. Поэтому всегда нужно быть справедливым. Нельзя заигрывать, нельзя покупать внимание детей. Если мы об этом заявили ребенку, забрать свои слова обратно я уже не имею права. Нужно понимать, что поведение детей – часто реакция на стресс, на пребывание в новых условиях. Для многих детей вставать в одно и то же время, делать зарядку – очень сложно. У них очень большие трудности вызывает жизнь по режиму. Телевизор в нашем центре можно смотреть только час в день. И поэтому им нужна помощь наших сотрудников, их терпеливое отношение, чтобы быстрее помочь адаптироваться. Доброе и внимательное отношение, заинтересованность в их жизни раскрывает детей с новой, хорошей стороны. 

- Изменилась ли работа центра в связи с пандемией коронавируса?
- У нас усилились меры профилактики и санитарная обработка. Мы все также принимаем детей, они нуждаются в нас.
Трудно переоценить тот вклад, которые сотрудники центра вносят в воспитание будущего поколения… поколения, которое определит, каким будет мир через 20-30 лет. Несмотря на сложившиеся сложные условия на время эпидемии, никто не отступил от своих обязанностей, а скорее наоборот, еще больше души и сердца начали вкладывать в свою работу.

«PRO город» поздравляет с праздником сотрудников системы ПДН и желает внутренней силы, счастья и успехов!

Читайте интервью с начальником подразделений по делам несовершеннолетний УМВД по Ярославской области Светланой Морозовой. Интим-фото, побеги, запои родителей: о детских проблемах самоизоляции полковник из Ярославля.

 

Интервью Ярославская область

Комментарии 2

26 мая, 13:33 Константин
Надеюсь у них все сложится в дальнейшем
26 мая, 13:50 Наташа
Очень тронула история девочки. Столько всего пришлось пережить...

Представьтесь, а лучше войдите или зарегистрируйтесь

Следующая новость

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru