«Пока спали, летели снаряды»: врач из Ярославля спасает людей в зоне СВО

«Пока спали, летели снаряды»: врач из Ярославля спасает людей в зоне СВОФото: Кирилл Харчиков

Дети в восторге даже от газировки, а взрослые выстраиваются в очередь за медпомощью

Не только на плечах военных держится спецоперация, есть и другие герои – врачи и волонтеры. Их участие в общей миссии не лежит на поверхности, но они, часто ценой собственной жизни, продолжают помогать, оставаясь в тени. ПроГород поговорил с волонтером гуманитарной миссии на СВО, главным врачом Переславской ЦРБ, Кириллом Харчиковым о том, какие болезни мучили местных жителей, что входило в гуманитарный набор и во что превратился город после вхождения в него украинских военных.

«Искали бронезащиту, палатки, спальные мешки»

- В середине мая мне позвонил мой давний друг, - рассказывает Кирилл Сергеевич. - Он предложил: «Поехали с гуманитарной миссией в зону СВО». Я согласился. Конечно, родным было страшно отпускать. Жена сказала: «Смысла переубеждать тебя уже нет. Раз ты решил, значит, так и будет. Ты по жизни такой». Папе сказал, он ответил: «Я знал, что ты поедешь. Только не знал, как и когда». Мама не сразу узнала, но догадывалась. Потом уже папа ей сказал. Несмотря на это желания отказаться у меня не было, здесь вопрос выше стоя, чем все остальное, было желание помочь людям. Ехать решили 17 июня, чтобы к 27-му вернуться на работу. Взял небольшой отпуск. От Ярославской области нас набралась небольшая группа. Мы не знали точной локации, куда нас забросят, знали только одно: едем в сторону Харькова.

Кирилл Сергеевич отмечает, что готовились они к самым суровым условиям – сами искали себе бронезащиту, взяли палатки и спальные мешки.

- Выезжали на машине из Переславля. Чем ближе мы подъезжали к границе, тем более хмурыми становились наши лица, - вспоминает Кирилл Харчиков. - Шутки в разговорах мелькали всё реже и реже. На границе после досмотра за «ленточкой» нас ждал новенький уазик цвета хаки. В целях безопасности мы надели бронежилеты, предстояло преодолеть путь длиной в 60 километров. Вроде бы немного по мирным меркам, а там есть участки, которые, несмотря на обилие ям, необходимо проходить на высокой скорости. Особенную гордость за нашу интернациональную армию вызывало то, что на блокпостах были одновременно и буряты, и тувинцы, дагестанцы, чеченцы, и русские, которые, несмотря на разные религиозные убеждения, этнографическую принадлежность, делают очень важное дело — очищают землю от нацистов и их прихвостней. Проезжая населенные пункты, мы встречали детей и взрослых, которые радостно махали руками, приветствуя наших военных. На горизонте стал вырисовываться город, расположенный на возвышенности. Хмурые очертания промышленной зоны крупного железнодорожного узла Купянска становились всё ближе.


«Малышка благодарила, прижимая к груди бутылку газировки»

В самом центре Купянска находилось здание бывшего торгового центра, там и располагался штаб волонтеров. «Находилось» потому, что через несколько недель после отъезда участников гуманитарной миссии, его разбомбили украинские военные. Помещение торгового центра было выбрано не случайно, к тому времени предприниматели собрали вещи и покинули свои торговые точки, а инфраструктура центра позволяла пользоваться его удобствами – зонами разгрузки, фасовки, залами ожидания и выдачи.

- С момента открытия центра до нашего приезда прошло несколько дней, нужно было ещё настроить процессы регистрации на получение продуктовых наборов, распределения потоков людей, открыть медицинский кабинет, - делится Кирилл Сергеевич. - Состав продуктового набора зависел от того, какая именно партия гуманитарной помощи приходила. В основном: растительное масло, консервы рыбные, консервы мясные, крупы, макароны, средства гигиены (жидкое мыло, салфетки, если были дети или нуждающиеся пожилые, выдавали подгузники, пеленки). Бывало, что комплектовали какие-то продукты дополнительно. Пришла, например, партия сладостей – добавляли сладости. Пришли паштет, сгущенка – добавляли их.

Заниматься приходилось всем и сразу, по словам Кирилла Сергеевича. В день через главврача проходило около 100 человек и каждый со своей проблемой и болью.

- Люди приходили разные: и с диабетом, и с гипертонией, и с глазными болезнями, и с онкологическими, гинекологическими, эндокринными заболеваниями. Конечно, всех компетенций не было, приблизительно понимаешь, как надо лечить терапевтические, кардиологические заболевания, но, когда речь идет об узком профиле, тут знаний не хватает. Невозможно быть специалистом во всех областях. Когда нам провели интернет (изначально связи не было), появилась возможность общаться с врачами на территории России. Например, одну девушку мы потом вывезли оттуда, она проходила лечение в Переславской ЦРБ на протяжении примерно 4-х недель, там сложный случай был. Ей 18 лет, и она больна с 11. Долго с ней разбирались, но в итоге подобрали терапию, лечили, потом отправили обратно. Она была из Изюма. У меня есть данные, что с ней все хорошо, она успела эвакуироваться, - с волнением в голосе продолжает Кирилл Сергеевич. – Был еще один случай. Пришла женщина с 4-летней дочкой. У меня в руках была обычная пластиковая бутылка с газированной водой. Я отдал ее девочке, чтобы занять ее, а самому расспросить у матери про недуг, но девочка, оборвав мое стремление, выпалила: «Мам, подывись, шо мне дядя дав! Дюже дякую! Дюже дякую!» - приговаривала малышка, прижимая к груди поллитровку «Святого источника». Я рухнул на стул, переваривая увиденное. Обычная бутылка газированной воды. Многие дети не видели долгое время конфет, печенья. Мать малышки получила травму глаза ещё в апреле, к концу июня он гноился, сформировалась бельмо. Я проконсультировался с офтальмологами в России. От госпитализации в российскую клинику она отказалась из-за оставшегося дома маленького ребенка. Мы попросили включить лекарства для этой женщины в список. Раненых на спецоперации лечить не приходилось. Мы и не должны были. На эти есть полевые госпиталя и военные медики. Гражданские структуры здесь не задействованы.

«Разбомбили все»

Центр, по словам Кирилла Харчикова, открывался с 10 утра, но очередь люди занимали с 5 часов. В это же время в городе стояла жара, кому-то обязательно под палящим солнцем становилось плохо, чтобы облегчить людям жизнь, в работу центра были введены несколько новшеств.

- За день выдавали около 1000 продуктовых наборов. Очереди удалось отрегулировать: мы выдавали номерки, где была указана дата и время получения гуманитарной помощи. Стало проще. Где-то на складе нашли оставшиеся от деятельности магазина одноразовые перчатки. Было решено налить в них воды и заморозить, чтобы потом, отрывая по «ледяному пальцу», выдавать холод, стоящим под пеклом людям, - делится главный врач.

Эти полторы недели внесли коррективы и в привычную жизнь самих волонтеров. Вставать приходилось рано – в 7 утра, а ложиться спать удавалось только за полночь. Сон занимал всего 4-5 часов. Спали волонтеры гуманитарной помощи в маленькой раздевалке на раскладушках, укутавшись в спальники. В это время в город периодически прилетали снаряды, но они не тревожили сон лишь потому, что в торговом центре не было окон.

- Спустя две недели после того, как я оттуда уехал, там разбомбили многое из того, что я видел, где был, где у меня машина стояла. Две недели разница… - вспоминает Кирилл Сергеевич. - Когда я там был, город был практически не разрушен, были повреждены только железнодорожный мост и часть автомобильного. В целом жизнь в городе была нормальной. Люди гуляли на улице, ходили в парки. И гражданские, и военные были. Если убрать военных с оружием, получился бы обычный мирный город где-то в глубинке России. Там разбомбили все, в том числе и тот торговый центр, в котором мы были.

Во вторую гуманитарную поездку Кирилл Сергеевич пока не собирается. Говорит, что возможно придется поехать по своей военно-учетной специальности, если призовут.

- Пока работаю на месте, - отвечает Кирилл Харчиков. - Мы сейчас разрабатываем с предприятием в Переславле индивидуальные аптечки для бойцов. Форму уже разработали, сейчас пошьем, скомплектуем. У меня есть друзья, которые были медиками на спецоперации, мы это сделали с учетом их опыта. Примерный набор: сама сумка, которую пошили, в нее укладываются тактические ножницы, два индивидуальных перевязочных пакета, гемостатические губки, эластичный бинт, пластыри, жгут. В основном все, что связано с перевязками. Там лишнего не бывает. Не пригодится тебе – пригодится товарищу, который ранен.

Оперативную информацию о мобилизации в регионе читайте в телеграм-канале «ПроГорода»
 

...

  • 0

Читайте также:

Популярное

Последние новости